Физика глазами физика. Часть 2

Физика глазами физика. Часть 2.
978-5-4439-0619-5
Издательство МЦНМО

Подарок от редколлегии журнала «Квант»

Собрание публиковавшихся в журнале «Квант» статей одного из самых любимых авторов — Моисея Исааковича Каганова, физика-теоретика, специалиста в области квантовой теории твердого тела

полистать mccme globalf5 litres



В этом и предыдущем выпусках Библиотечки «Квант» редколлегия решила сделать подарок читателям: собрать вместе все публиковавшиеся в «Кванте» статьи одного из самых постоянных и любимых авторов — Моисея Исааковича Каганова.
Моисей Исаакович Каганов — физик-теоретик, один из ярких представителей школы Ландау, специалист в квантовой теории твердого тела. Доктор физико-математических наук, профессор МГУ имени М.В.Ломоносова и почётный доктор Вроцлавского технологического университета. Участник Великой Отечественной войны.

По замечательным научным монографиям Моисея Исааковича (с соавторами) воспитывалось несколько поколений молодых физиков, а его удивительные научно-популярные статьи и книги помогли многим школьникам выбрать свой жизненный путь. В 2016 году Моисею Исааковичу исполнилось 95 лет, однако он продолжает активно работать.

Дорогой коллега!
Думаю, я могу так обратиться к читателю. Журнал «Квант», как правило, читают те, кто решил стать физиком или математиком. Я обращаюсь к тем, кто в будущем видит себя физиком.
Не знаю, занимался ли кто-нибудь анализом выбора специальности. Конечно, каждый взрослый человек помнит, как складывалась его жизнь и почему он стал физиком, или инженером, или рабочим… Помню и я.
Каганов 3
В нашей семье не было представителей точных наук. Но было много книг. И я рано начал читать научно-популярную литературу по физике. Теперь мне ясно: понимал я мало (особенно при первом знакомстве с новой — тогда — квантовой физикой). Но было ощущение какого-то удивительного приключения, участие в котором принимают Резерфорд, Бор, Эйнштейн, Гейзенберг, Шредингер…– переживание отводило особое место «суперзвездам», актеры второго ряда уже не оставляли следа. И если в приключенческом фильме восхищает умение вскочить на коня с места или, мгновенно вытащив пистолет, метко поразить противника, то в научных приключениях меня восхищала удивительная сила ума, способность выйти за рамки старых теорий, построить новую систему представлений, адекватную новым экспериментальным данным. Надо думать, книги, которые я читал, были хорошо написаны, потому что я понял (а возможно, мне сегодня кажется, что я тогда понял): замена фундаментальной теории, прекрасно описывающей огромную совокупность фактов, новой теорией — только потому, что старая с чем-то не справляется,– мучительно трудное дело. Ведь в наследство остаются все ранее известные факты, и они по-прежнему требуют объяснения… Вот какие проблемы волновали меня, когда я принимал решение стать физиком.
Что такое физика, чем реально занимаются физики — об этом в книгах, которые я читал, ничего не говорилось. Иногда упоминались названия научных учреждений, в которых работали «суперзвезды»: Мондовская лаборатория в Кембридже, созданный для Бора институт в Копенгагене…
Каганов 4Конечно, я знал, что в Советском Союзе есть научные институты, в которых работают физики, знал, что есть физические или физико-механические, физико-математические факультеты, где обучают будущих физиков. Чему и как — об этом никогда не говорилось…
Обо всем этом я думал, решив рассказать будущим физикам, что из себя представляет наука, которой они собираются себя посвятить. Рассказать, по возможности, без романтики, без преувеличений, но не пытаясь выглядеть безразличным объективным комментатором. Выбрав специальность, я в ней не только не разочаровался, но по-настоящему полюбил ее. И свою любовь не собираюсь скрывать.

В 2016 году эта книга вошла в короткий список четырёх номинантов на премию «Просветитель» в области естественных и точных наук.

Первая часть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *